Среда Июнь 27th, 2018

…И вынырнуть из суеты, хотя бы на час

Заметки зрителя

В прошлом веке советские школьники всем классом ходили в культпоходы. О завоеваниях дряхлой Европы – толерантности и плюрализме – никто не помышлял. О тоталитаризме – тем более. И когда директор школы рекомендовал классным руководителям сводить своих питомцев в кинотеатр – на «Обыкновенный фашизм» М. Ромма или «Войну и мир» С. Бондарчука, то это воспринималось как руководство к действию.

Я это к тому, что в выставочном зале «Ижад» представлены работы скульптора Алексея Леонова. Было бы очень неплохо, если бы уфимские ребята, оторвавшись от очередного американского ужастика и чар Милы Йовович, соизволили с ними познакомиться. Уверен: никто из них об этом не пожалеет.

Леонов… Богатая, между прочим, разнообразными талантами фамилия. Леонид Максимович – классик русской литературы, Евгений Павлович – великий артист, Алексей Архипович – первый человек, шагнувший в открытый космос, художник. По странному совпадению, «Ижад» находится на улице Космонавтов и скульптора из Киева Леонова тоже звать Алексей, как и знаменитого космонавта.

Первое впечатление от выставки: 28-летний скульптор – состоявшийся мастер. Тут нужно принять во внимание, что лепить фигурки из пластилина он начал в два года, позднее получил основательное профессиональное образование и сейчас работает по 4–16 часов в день. Чаще всего без черновых набросков, сразу набело.

В школьные годы Алексей проявил себя как способный математик. Он собирался стать финансистом, так как для поступления в престижную Национальную академию изобразительного искусства и архитектуры у него не было ни денег, ни нужных связей. Правда, был талант. Он пригодился. Алексей с лихвой оправдал возлагавшиеся на него надежды.

Нравственные критерии искусства сегодня в обществе размыты или преданы забвению. Для молодого скульптора они очень важны. Он говорит о том, что приступает к работе только в добром расположении духа. Чтобы зарядить скульптуру доброй энергетикой. Это ему удается.

Как-то Алексей обмолвился, что по одной из легенд человек создан из глины. Он тоже лепит своих героев из глины: она чутко реагирует на душевное состояние художника-творца. Этот «быстрый» материал вполне соответствует его устремлениям.

…Каждый художник в меру своего таланта создает свой мир, свою вселенную. Вселенная Алексея Леонова – прибежище философов, писателей, святых, ярких, одаренных личностей.

Эрудиция и начитанность киевского скульптора вызывают уважение. Они в его работах. Тут Кришна и Христос, Конфуций и Платон. При такой всеохватности трудно сказать, какого мировоззрения, какой веры придерживается сам демиург Леонов.

Алексей с юмором вспоминает: он был любознательным ребенком, и однажды перед ним встал вопрос о существовании Бога. Он спросил об этом отца – коммуниста, материалиста. Ответ был лаконичным: «Летали – не видели» (Леонов-старший имел в виду космонавтов).

…Кому-то, скорее всего искусствоведу, захотелось обозначить своеобразие его творчес­тва соответствующим термином. Термин этот был найден у русско-американского социолога Питирима Александровича Сорокина.

«Молодой автор, – пишет неизвестный биограф Алексея Леонова, – выбрал непопулярное сегодня и очень сложное направление, названное Питиримом Сорокиным “идеациональным искусством”, в основе которого лежит духовный синтез, синтез культур и сверхчувственное восприятие. Согласно цикличности развития, преобладание духовной составляющей в искусстве будущего неоспоримо, а значит, с уверенностью можно сказать, что художник опережает время».

Все просто и категорично. Как дважды два четыре. Между тем Питирим Сорокин писал, что это «не искусство одного профессионального художника, а творчество безымянного коллектива верующих, общающихся с Богом и со своей собственной душой». Алексей Леонов на редкость плодовит, но он все-таки не коллектив, и о его единомышленниках среди художников мы мало что знаем.

Зато теперь по городам Украины и России вместе с выставками Леонова кочует это определение Питирима Сорокина. Журналисты тут же взяли его напрокат и растиражировали. А ведь творчество художников очень часто вырывается за пределы отведенного им учеными мужами направления. То же самое происходит и с мастером из Киева. Территория его замыслов и воплощений интереснее и богаче, чем предполагает идеациональный канон. Разве вписывается в него виртуозно вылепленная обезьяна (эта работа названа с подтекстом и иронией «Мыслитель») или Сен Жермен – яркая личность с задатками авантюриста? (Его упоминает в опере Чайковского «Пиковая дама» в своей знаменитой арии Томский.)

Переступив порог выставочного зала и бегло ознакомившись с его экспонатами, поначалу решаешь: Алексей Леонов – консерватор. В наши дни в искусстве, в изобразительном в том числе, правят бал эпатаж, шок, арт-группы, концептуалисты… В украинском Бердянске установлен памятник жабе (символ жадности), в Одессе – стулу (по роману Ильфа и Петрова), в Мос­кве – плавленому сырку «Дружба». Запад, разумеется, и здесь нас перещеголял.

Зацепить зрителя любой ценой – такую задачу ставят перед собой многие художники. Один скульптор сдирает с человека плоть и показывает нам скелет в разных ситуациях. Другой лепит из теста съедобные головы. Третий воспроизводит городскую свалку. Вот оно – современное, актуальное искусство. Алексей Леонов со своими святыми, философами, героями мифов – конечно же, консерватор.

А может быть, он – авангардист? Когда на огромном пространстве, занятом напористыми производителями кича, различных инсталляций и перформансов, появляется художник, который воссоздает образы титанов духа, прокладывает мосты из глубин далекого прошлого в XXI век, в завтрашний день, он – чистейший авангардист.

…В 1920 году, выступая на третьем комсомольском съезде, Владимир Ильич Ленин призывал молодых людей обогащать «свою память знанием всех богатств, которые выработало человечество». Дельный, всегда актуальный совет. Воспользоваться им сумели, увы, немногие.

Отношения с историей, культурой и наследием прошлого у нас сложные, проще говоря, никакие. Экскурсовод-поводырь на этой выставке – человек не лишний.

Впрочем, вынырнуть из суетности повседневного бытия и погрузиться, хотя бы на час, в мир гармонии и красоты, не зная, кто такая Леда или кто похитил Европу, – это тоже здорово. Даже неискушенный зритель легко поймет, что работы Леонова – это высокое искусство, они не оскорбляют глаз. Их воздействие на зрителя благотворно.

У скульптора достаточно много заимствований, композиций, созданных по мотивам известных картин. Утратив первородство, они, очевидно, воспринимаются не так остро и свежо, как оригиналы. Но скульптор Леонов идет на это осознанно: ему важно высказаться на заданную тему.

С особым пристрастием мы рассматривали цикл работ, запечатлевших Сергия Радонежского (в миру Варфоломей), потому что одна из самых знаменитых картин, связанных с его именем, принадлежит нашему земляку М. Нестерову. Это «Видение отроку Варфоломею».

Сергий Радонежский Алексея Леонова разный: не от мира сего, умиротворенный, сосредоточенный, мудрый. Больше других врезается в память «Св. Сергий Радонежский, ведущий Андрея Рублева». Эта скульптура символична и многозначительна, ее надо видеть.

Греки и итальянцы Леонова, на мой взгляд, холодноваты, за исключением, может быть, пронзительного Леонардо да Винчи и Микеланджело, художника – мыслителя – поэта, застигнутого в минуту напряженного раздумья.

Восточные мудрецы колоритны, привлекают экзотикой.

Думается, что скульптуры, рожденные знаниями и мастерством художника, проигрывают таким, как эпический «Боян» и экспрессивный «Молодой Тарас Шевченко». Здесь ощущаются подлинность, родная почва: музыка, живая речь, культура быта – все близкое, знакомое, усвоенное еще в детстве с молоком матери.

Замечательны аллегории. В них, кажется, с наибольшей рельефностью проявляется автор. В обожженной глине (шамот) сохраняется, не успевая остыть, его чувственный порыв, заметны следы озарения.

Дивно хороша «Идиллия» – трогательное единение живой природы (медведица-мать) с человеческим детенышем. В этой глубокой и масштабной по своей сути (а не по размеру) скульптуре Алексей Леонов выразился наиболее полно и откровенно.

Спасибо Башкирскому отделению международной общес­твенной организации «Лига защиты культуры» и выставочному залу «Ижад» за то, что они познакомили нас с творчеством этого мастера. Выставка его работ останется в Уфе до конца октября.

 

Юрий КОВАЛЬ

Еженедельник «Истоки»

29.09.2010

Оставить отзыв

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *